Сегодня Вторник, 25 Сен 2018

Последние комментарии

  • Извините, господин суфий а Вы сами не в секте? Читать...
  • Great beat ! I wish to apprentice whilst you amend... Читать...
  • Даа… Пока это у нас не сильно развито, так что при... Читать...
  • Hi there! I could have sworn I've visited this web... Читать...
  • Вадим здравствуйте как можно с вами связаться? ваш... Читать...





Голосования

Нужно ли ужесточить контроль за деятельностью сект и нетрадиционных религиозных групп в Казахстане?
 

Наши партнёры

Бизнес справка Костаная

Наши коллеги в Павлодаре

Вы находитесь:    
Мнения экспертов: в России предлагают запретить ваххабизм

Председатель Духовного управления мусульман Татарстана, муфтий Камиль Самигуллин заявил о необходимости законодательного запрета ваххабизма и признания его экстремистской идеологией. Соответственно, организации, которые придерживаются этой идеологии тоже должны быть признаны экстремистскими.


Свое предложение Самигуллин озвучил 27 марта на заседании президиума Межрелигиозного совета России: «Мы должны запретить эту идеологию, она является человеконенавистнической, однако правоприменительная практика в нашей стране не запрещает идеологии, а запрещает конкретные организации. В нашей стране ваххабиты представляют совокупность разнотипных структур, они развиваются, эволюционируют. После такого запрета их деятельность значительно усложнится, что сократит приток людей в террористическое подполье».

В итоге, инициатива муфтия Татарстана была поддержана Межрелигиозным советом России, что нашло отражение в резолюции: «Обратиться к органам государственной власти с предложением признать ваххабизм экстремистской идеологией, а ваххабитские организации — экстремистскими организациями», — говорится в итоговом документе.

Мнения опрошенных EADaily экспертов по поводу возможности и последствий запрета идеологии ваххабизма в России разделились.

Так, старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы Денис Соколов считает, что эта инициатива бесперспективна, поскольку «либо придётся переписывать определение экстремизма, что не имеет смысла, либо вторгаться в область вероубеждений, что очень опасно». «Я считаю, что криминализация убеждений — это порочная практика, разрушающая саму идею правосудия», — убежден Соколов.

Востоковед Игорь Панкратенко тоже весьма осторожен в оценках перспективы реализации инициативы о запрете ваххабизма в России: «Честно говоря, мне достаточно трудно представить правоприменительную практику по подобного рода делам». «Точнее, представить-то я ее как раз могу, но с учетом квалификации экспертов, которые будут в российских судах давать заключение о том, что является ваххабизмом, а что нет, мы столкнемся с достаточно сомнительными инцидентами, за каждым из которых — вполне конкретные судьбы людей, — рассуждает Панкратенко, — то есть, прежде чем что-то запрещать — необходимо выработать предельно конкретное и прозрачное определение: вот это ваххабизм, а вот это — уже нет и проходит по другим статьям Уголовного кодекса. Словом, этот запрет требует тщательной правовой и экспертной подготовки», сообщает https://eadaily.com.

Говоря о перспективах международного отношения к запрету, особенно со стороны стран Ближнего Востока, Панкратенко отметил, что России «изначально нужно готовиться к негативной реакции и, соответственно, готовить серьезную программу действий, чтобы гасить этот негатив». По его словам, несмотря на то, что сейчас наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман бен Абдельазиз аль-Сауд затеял серьезные реформы в стране, в том числе и стал выступать за «умеренный ислам» и с критикой в адрес ваххабизма, подобные пертурбации следует рассматривать как внутренние дела Эр-Рияда. «„Маленький принц“ может в своем королевстве творить что угодно — это их внутренние дела. Там сейчас все по давно известной схеме — „в Эр-Рияде я решаю, кто здесь религиозно неумеренный, а кто вполне себе лоялен“. Проблема лишь в том, — отмечает Панкратенко, — что если подобной сортировкой займется и Россия, то из каких бы благих побуждений она не действовала, как бы тщательно не прорабатывала аспекты этой акции, религиозные круги на Ближнем Востоке все равно представят это как гонения на ислам». Поэтому, считает эксперт, России необходимо заранее просчитать свои действия в случае, если начнется негативная реакция на запрет ваххабизма со стороны влиятельного исламского духовенства в арабских странах, чтобы не получить имиджа страны, в которой «притесняют мусульман».

Казахстанский религиовед из Астаны Мурад Мухамеджан скептически смотрит на перспективу запрета ваххабизма, полагая, что это не принесет желаемых результатов, поскольку «в век Интернета и планшетов идею не запретить», к тому же «салафизм — одна из признанных школ богословия в суннизме, которая по радикализму ничем не уступает другим суннитским школам богословия». Однако, по словам Мухамеджана, «в случае запрета салафизма в России никакой существенной реакции со стороны стран Ближнего Востока не последует». «Все пройдет гладко, потому что во всех крупных мусульманских странах (например, Египет, Иран, Турция, Пакистан) салафизм не приветствуется, а в Саудовской Аравии, где салафизм признан государственной идеологией, сейчас активно „открещиваются“ от деятельности салафитских групп, действующих заграницей», — полагает религиовед.

Иной точки зрения придерживается известный российский исламовед, профессор Московского государственного лингвистического университета, доктор исторических наук Роман Силантьев, который считает предложение муфтия Татарстана и его поддержку Межрелигиозным советом России своевременным и очень верным. «Межрелигиозный совет России совершил прорыв, проявив солидарность в отношении ваххабизма, — уверен религиовед, — если раньше было по поводу ваххабизма отдельное мнение у православных, отдельное мнение у разных мусульманских организаций, входящих в состав совета, то теперь они все были едины во мнении о необходимости признания ваххабизма экстремистской идеологии, а муфтий Татарстана, представляющий одну из крупнейших мусульманских организаций страны, четко и обоснованно озвучил это мнение». Роман Силантьев подчеркнул, что на заседании президиума Межрелигиозного совета России присутствовал первый заместитель председателя Совета муфтиев России Дамир Мухетдинов, и он совершенно не возражал против предложения муфтия Татарстана, хотя ранее именно функционеры СМР всегда были против против любых запретов ваххабизма: председатель СМР Равиль Гайнутдин выступал против положений Грозненской фетвы о противодействии экстремизму и терроризму в 2016 году, которая ваххабитов объявляла вне ислама.

Источник

 

Оставьте свой отзыв


Защитный код
Обновить